Новоселье по приказу: власти Москвы не считают наши квартиры нашей собственностью

Новоселье по приказу: власти Москвы не считают наши квартиры нашей собственностью
Права на изображения принадлежат изданию - источнику статьи

В Кузьминском райсуде столицы состоялись заседания о прекращении права собственности жителей дома № 48 по Рязанскому проспекту и об их принудительном переселении в новостройку на ул. Скрябина, 8. Квартиры у собственниц Татьяны Пучковой и Людмилы Ковалевой суд отбирает второй раз за два года!

Людмила Бутузова

О скандальной реконструкции 126-го квартала в Рязанском районе столицы «Новые Известия» рассказывали дважды материале "Новоселье по принуждению: как маленькие люди оказались в жерновах большой корпорации".

Напомним, что инвестдоговор на модернизацию квартала правительство Москвы (еще лужковское) заключило с корпорацией ТЭН в 2006 году. Контракт давно просрочен, обязательства не были выполнены, однако он продлен командой Собянина. В 2015 году в квартале появилась первая «пилотная» высотка ТЭНа -25-этажное панельное здание. Жители намеченных к сносу кирпичных пятиэтажек встретили новостройку в штыки и не поддавались на уговоры переезжать в малометражные халупы, без дворов и парковки. Противостояние длилось два года. С осени 2017 года на самых несговорчивых ТЭН стал подавать иски о принудительном переселении в свою новостройку, а Кузьминскй райсуд в режиме принтера выносил решения в его пользу. Таким образом, две пятиэтажки - № 48 и 50 по Рязанскому проспекту практически на 90% зачистили от нанимателей социального жилья – самой бесправной и самой обманутой категории жителей, – положенных по инвестконтракту 18 кв. метров на человека они не получили, людей просто как мебель переставили из одной крошечной квартиры в другую. Оказалось, что похожую операцию можно проделать и с собственниками жилья.

В ноябре 2017 года так попались Татьяна Пучкова, Людмила Ковалева и еще несколько человек с многострадальной Рязанки. Корпорация ТЭН подала иски в Кузьминский райсуд, и судья Жанна Езерская, не моргнув глазом, вынесла решения о прекращении их права собственности на квартиры.

%D0%B1%D1%83%D1%82-%D1%82%D0%B5%D1%82%D0%BA%D0%B0.JPG

Некоторые не смирились, подали апелляции в Мосгорсуд. И о чудо! Через полгода судебная коллегия Мосгорсуда отменила это решение и отказала АО ТЭН в удовлетворении исковых требований, в частности, к Людмиле Ковалевой и Татьяне Пучковой. Они остались жить в своих квартирах и, казалось, никакая сила не сгонит их с места. Мосгорсуд подтвердил, что обмен с застройщиком возможен только на добровольных условиях. До сегодняшнего дня никаких предложений от застройщика не поступало, он просто затаился и как бы перестал напоминать о своем существовании. О том, что собственникам неплохо бы переселиться и освободить помещения, время от времени по телефону напоминал департамент городского имущества, но дальше пожеланий, как казалось людям, дело не шло.

И вот вчера - новый суд. Действующие лица все те же, только поменялись роли: истцом в деле о прекращении права собственности выступает ДГИ, третье лицо – АО «Корпорация ТЭН». Вместо судьи Езерской, в свое время лихо расправившейся с собственниками, дела ведет зам. председателя Кузьминского райсуда Яна Федорова.

В один день рассматриваются иски к Пучковой и Ковалевой. В коридоре толпятся жители, которым еще предстоят судебные процедуры - департамент намерен лишить собственности всех, кто не сдался добровольно. Люди волнуются, всем важно услышать, почему городские власти выступают на стороне застройщика и против интересов москвичей. Вроде бы и понимают, что районный суд не будет докапываться до таких глубин, но как, интересно, он будет выкручиваться, если высшая инстанция - Мосгорсуд - вынесла решение, что лишение граждан собственности по требованию заинтересованного истца незаконно?

Чем дольше ждем начала, тем больше сомнений на справедливое разбирательство. Из коридора в пустой зал суда то и дело заходит юристка ДГИ – дама, давно всем знакомая еще по тем судам, когда она сопровождала иски ТЭНа. На столпившихся жителей смотрит как на врагов народа, ничуть не смущаясь высказанными вслух подозрениями, что «все уже схвачено, решение вынесено». Подозрения усиливаются, когда из совещательной комнаты судьи выходит девушка и усаживается на прокурорское место. Сергей Илюшин, представитель ответчицы Пучковой, требует представиться и объяснить, что девушка делала в кабинете судьи. «Я там брала документы», - отвечает та и бежит из зала за удостоверением личности. Судья Федорова возвращает ее на место и выговаривает возмущенному представителю, что удостоверять личность может только суд. Отвод прокурора отклоняется.

Кстати, Сергей Илюшин стал представлять интересы разволновавшейся Татьяны Пучковой в последний момент и по ее устной доверенности. Судья отнеслась к этому благосклонно. Илюшин такой же «подсудимый собственник» из дома № 48, рассмотрение иска ДГИ к нему назначено на 26 ноября, так что в данном процессе у него будет возможность заранее отработать линию защиты.

Слово дают представителю ДГИ. Та самая дама, что шастала по коридору туда-сюда, на автомате зачитывает исковые требования: «Прекратить право собственности Пучковой Татьяны Николаевны на квартиру, расположенную по адресу: Москва, Рязанскй проспект, 48. Признать право собственности на квартиру по адресу ул. Академика Скрябина, 8. Обратить к немедленному исполнению решение в части выселения Пучковой. Наложить арест на квартиру на Рязанском проспекте, 48…»

- В связи с чем вы настаиваете на немедленном выселении? – взвивается Илюшин.

- Инвестор ТЭН несет убытки, - следует ответ. (И это чистая правда: ведь пока хотя бы один человек на законных основаниях находится в доме, ни сносить, ни строить на этом месте нельзя. А в двух пятиэтажках сиднем сидят и обламывают ТЭНу коммерцию).

- То есть ДГИ выступает в интересах ТЭНа? – уточняет представитель Пучковой. – А ТЭН исполняет свои обязанности по инвестдоговору?

- Спрашивайте у ТЭНа, - отсылает юристка вопрос куда подальше.

Судья отклоняет ходатайство привлечь корпорацию в качестве ответчика и предлагает держаться ближе к делу.

- Департамент покушается на право собственности ответчицы. На основании каких законов? – переходит к делу Илюшин.

- В исковом заявлении все написано, - парирует юрист. - Мы издали постановление… (Что это постановление и какую силу оно имеет, - не говорит).

- Вы не сказали, на основании какого федерального закона ограничиваются права Пучковой и происходит ее понуждение к сделке, - настаивает представитель. (По его мнению, распоряжения и постановления правительства Москвы не могут являться федеральным законом).

- Я вам ответила, - три раза повторяет юристка, испытывая терпение уже не только зала, но и судьи. (Она также приводит довод, что департамент не просто лишает права собственности, но - «его тут же предоставляет»).

Далее Пучкову спрашивают, почему она принципиально отказывается от предложения ДГИ переселяться в квартиру, которую ранее предлагал ТЭН, а «теперь предлагаем мы»? Выясняются подробности, когда и сколько раз ей звонили, чтобы пришла на собеседование, получала или не получала приглашение по почте и чем вообще ей не нравится новое жилье, если она на два метра больше и на два миллиона (по оценке ТЭНа) дороже? Надо сказать, что судья Федорова внимательно вникала во все детали спора, задавала наводящие вопросы и даже создавалось впечатление, что проявляет сочувствие к ответчице, опутанной назойливыми звонками и письмами от департамета.

Все изменилось, когда представитель Пучковой и она сама попросили суд отказать в удовлетворении иска. Оба сослались на апелляционное определение Мосгорсуда, отменившего решение о прекращении прав собственности по иску ТЭНа. С какой стати нынешний истец – ДГИ - настаивает на том же самом?

- Вы всё определение читали или только первые страницы? – спросила судья Федорова.

Вопрос оказался неожиданным. Все стали лихорадочно вспоминать, что же там написано и какой в этом может быть подвох. Оказалось, что ТЭН проиграл, потому что «не наделен правом для обращения в суд с иском о выселении». Но из этого отнюдь не следует, что такие полномочия не имеет кто-то другой. Распоряжением правительства Москвы от 05.04.2017 года они возложены на департамент городского имущества. На эту тонкость четверо собственников, только что отбившихся от ТЭНа - своего главного недоброжелателя, то ли не обратили внимания, то ли поверить не могли, что город из заступника жителей превратится в такого же гонителя, но она, что называется, «осталась за кадром». Само распоряжение со скромным названием « О внесении изменений в распоряжение правительства Москвы от 2.07.2006 № 1408-РП «Об итогах аукциона и условиях реализации инвестиционного проекта комплексной реконструкции микроайона 126 района Рязанский» широко не афишировалось и появилось, как можно догадаться, в тот момент, когда застройщик потерял всякое терпение расселить жителей пятэтажек в свою убогую новостройку и начать снос домов под дальнейшую коммерческую застройку. Изменив несколько пунктов в старом постановлении, Сергей Собянин помог инвестору административным ресурсом и фактически узаконил жилищное бесправие москвичей. Согласно новому распоряжению мэра, весь объем помещений, в которые инвестор не смог затолкать жителей, передаются в собственность города. И уже город в лице ДГИ должен обеспечивать переселение нанимателей и собственников, с которыми не достигнуто согласие, «в том числе судебном порядке».

В апелляционном определении Могорсуд обильно, фактически полностью, цитирует это распоряжение, но разумеется, без комментариев – о подставах со стороны мэрии люди должны догадываться сами, а еще лучше загодя предвосхищать все ходы. Вот, например, только вчера в Кузьминском суде выяснилось, что в мае было еще одно неафишируемое постановление о выселении жителей Рязанки через суд, если в трехмесячный срок после предупреждения ДГИ они не дали согласия на добровольное переселение в новостройку. Судья спрашивает Пучкову, какие действия она предприняла, чтобы защитить себя? Вопрос кажется издевательским – а что, собственно, она могла сделать?. «У вас была возможность, что-то предпринять? - не унимается судья. – Вы каким-то образом выражали свое несогласие? Писали протесты?» Совершенно растерявшаяся Татьяна не знает, что отвечать, ведь она, вроде бы, защищена Мосгорсудом от посягательств на свою собственность, откуда ей знать, что теперь на то же самое посягает город. Вопросы тем временем продолжаются: получала ли она письма из ДГИ с предложением вариантов переселения? Когда, в каком месяце? Есть и подтверждение переписки? (Кстати, почту в домах под снос уже давно не носят, узнать о поступившем письме можно только случайно, зайдя в отделение). Когда начались звонки из ДГИ – в мае? в сентябре? Надо отдать должное судье – вопросы не топили ответчицу, а как бы помогали ей снять претензии департамента. Но не так-то просто уловить эти сигналы в нервной обстановке. И не так-то просто выбраться из сетей, которые плетет и наперед просчитывает бюрократическая машина.

Судья ушла в совещательную комнату и через полчаса огласила решение. Оно не в пользу Татьяны Пучковой, но драконовские требования ДГИ «выселить незамедлительно», «наложить арест на квартиру» не удовлетворены. Ответчице дан месяц на обжалование судебного решения.

Следующего заседания по иску к Людмиле Ковалевой ждали в полном унынии: сценарий уже понятен, финал предсказуем. Но случилось неожиданное: в суд пришел глава компании «Московские переселенцы» Павел Кушаков, представлявший интересы Ковалевой в Мосгорсуде и первым тогда выигравший дело против ТЭНа. Причем, пришел не с пустыми руками, а со встречным исковым заявлением о признании незаконным распоряжения департамента горимущесва о предоставлении Ковалевой жилого помещения в связи со сносом дома. Надо было видеть лицо юриста ДГИ, когда суд принял встречный иск к рассмотрению.

- Они привыкли, - говорит о ДГИ Кушаков, - что никто не оспаривает их внутренние распоряжения. И вообще мало кто знает об их существовании. Это выгодно департаменту – если распоряжение не оспорено, то ответчику хоть голым в суде танцуй – дело не выиграть. Мы исходим из того, что департамент нарушил права гражданина. Моя подопечная Людмила Ковалева, действуя в рамках Закона города Москвы от 31 мая 2006 г. N 21 "Об обеспечении жилищных прав граждан» не давала согласие и не заявляла о предоставлении ей жилого помещения по какому-либо другому адресу, кроме того, где она проживает на правах собственника.

Туда Людмила и отправилась из Кузьминского суда. Заседание по иску ДГИ о ее принудительном выселении не состоялось. Теперь она сама истец и намерена добиваться распоряжения департамента незаконным. Похоже, такой же шанс появился и у других собственников.

Будем следить за это историей, а пока вынуждены отметить: вопреки Конституции РФ, власти Москвы НЕ СЧИТАЮТ собственность на жилье собственностью горожан, которые почему-то обязаны следовать секретным постановлениям мэрии, а не федеральным законам Российской Федерации.

Сюжеты: Эксклюзив

О чем еще писали в этот день

Вице-мэр Москвы Хуснуллин завел аккаунты в соцсетях

Заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики и строительства Марат Хуснуллин завел аккаунты в социальных сетях «ВКонтакте», Instagram, Facebook и Twitter, сообщает «РИА Новости» в четверг, 21
Известия

С толком, с обстановкой: строителей хотят обязать сдавать бюджетное жильё с мебелью

Новое правило может коснуться половины российских
Известия

Обеспеченность жильем в Москве остается одной из самых низких по России

Этот показатель составляет порядка 20 кв. м на
ТАСС

Хуснуллин завел аккаунты в социальных сетях

Так, заммэра зарегистрировался в Twitter, Instagram, Facebook и
Москва 24

«Главное — удержать хороший темп»

Несмотря на то что подводить итоги года в ноябре еще рано, столице уже определенно есть чем
Московский Комсомолец

Реновация пятиэтажек в Москве: Переселение в новые квартиры началось в Центральном округе

Жители четырех старых домов в Пресненском районе вовсю пакуют
KP.RU

Публичные слушания по программе реновации прошли в пяти районах столицы

В слушаниях приняли участие несколько тысяч
Москва 24