Москвич Mag, Это мой город: глава Департамента культуры Москвы Александр Кибовский

Москвич Mag,
  Это мой город: глава Департамента культуры Москвы Александр Кибовский
Права на изображения принадлежат изданию - источнику статьи

3101047.jpg

О жизни в Крылатском и о том, что так и не побывал в обновленном «Депо» на Миусах.

Я родился…

В Москве. Это довольно интересная история. Я коренной москвич, и когда я родился, меня сначала привезли на Ленинский проспект в шикарную квартиру моей прабабушки. Она была известным в городе человеком — старый большевик, член партии еще до Октябрьской революции, во время Великой Отечественной войны руководила 2-й Московской меховой фабрикой. Но для меня это оказался лишь эпизод. Ольга Ивановна была настоящей коммунисткой, и после ее смерти прекрасная квартира отошла государству. А внуки и правнуки отправились жить в однокомнатную квартиру в панельном доме — на окраину только образованного Кунцевского района, на Рублевское шоссе, дом 101. Тогда там заканчивалась Москва, это была последняя станция метро — «Молодежная».

Сейчас этот район считается престижным, а тогда пацаны, которые вырастали во дворах пятиэтажек, не очень представляли, что такое Москва. Мы в центр не ездили. Особой разницы между проживанием в наших кварталах и, допустим, в Одинцово или Голицыно не было. Только заветная прописка. Притом что через шоссе жили настоящие деревни, которые на наших глазах сносили и к Олимпиаде-80 строили велотрек и Гребной канал. Яблоневые сады от тех деревень остались и еще много лет плодоносили, а горожане собирали их урожай. Как и кабачки и морковь на колхозных полях в Мневниковской пойме. Вот такая вот Москва.

Потом, когда в 1982 году начали строить новый район Крылатское, я стал одним из первых его жителей. Силами всех трех поколений мы смогли купить кооперативную квартиру в первом доме, который там появился в 1984 году. Он стоял посреди огромного поля, перепаханного котлованами. Добираться до дома от автобусной остановки (метро в Крылатском появилось лишь в 1990 году) приходилось в резиновых сапогах по колено в рыжей глине. В Крылатском я жил до ухода в армию, а мама моя до сих пор там проживает.

Сейчас живу…

Потом судьба меня селила в разных местах. Я довольно долго жил в Бирюлево с прекрасным видом из окна на МКАД. Потом в Мытищах…  Последние несколько лет я живу в более центральной части города. Но жизнь разных районов столицы мне известна не понаслышке. 

Гулять по городу удается…

Если мы не называем прогулками посещение в служебных целях подведомственных парковых территорий, то практически нет. Я как пришел в 1997 году на государственную службу, стало не до прогулок…  В Крылатском мы ходили на речку, в Бирюлево — на пруд. Но за двадцать с лишним лет все эти места сильно изменились.

Мой любимый район в Москве…

Поскольку я вырос в Крылатском, и мне там все знакомо, я считаю, что это один из замечательных районов столицы, с потрясающим видом с холмов, с восстановленным прекрасным храмом, который в моем детстве я запомнил как печальную руину без куполов и колокольни, превращенную в склад. А теперь просто глаз радуется, когда любуешься Рождественской церковью на фоне великолепной панорамы Москвы. 

Если говорить о центральных районах, то мне нравится Замоскворечье. Здесь много памятников отреставрировано за последние годы. Приятно гулять, нет широких и шумных проспектов, прямых линий. Все эти переулки, которые в народе называют кривоколенными (хотя настоящий Кривоколенный переулок на Мясницкой), и в этом есть свое очарование. Много старинных зданий даже XVII столетия. Мы, наверное, единственная столица мира, где самая центральная, самая дорогая (в понимании капитализма) земля занята самыми «нерентабельными» домами. Ни в Лондоне, ни в Париже вы не найдете в центре таких двух-трехэтажных улиц, где сохранился исторический ландшафт. Их там снесли еще в XIX веке. Есть отдельные дома, но вот чтобы целая улица состояла из особняков и малоэтажных старых домов прошлых столетий, как та же Пятницкая, такого нет. Иностранцев, которые приезжают в Москву, это поражает.

Районы, где не нравится…

Это мой родной город, я таких мест назвать не могу. Я много где жил и работал, в том числе в районах типовой застройки, возможно, не самой продуманной…  Но это все равно что у человека, который влюблен, спросить: «Что вам не нравится в вашем родном, близком человеке?» Это не значит, что все идеально. Но я не смогу сказать, что мне в Москве что-то не нравится, потому что это мой родной и любимый город. Да и к чему слова. Надо просто стараться сделать его еще лучше. 

В ресторанах…

Бываю редко. Я очень неприхотлив в еде, не считаю себя гурманом. Четверть века назад мы все жили очень просто, и москвичи 45+ помнят, что такое талоны на продукты, на сахар. Я очень уважаю людей, которые тонко разбираются в сортах вин, в морепродуктах…  Но я далек от этого совершенно. 

В «Депо» еще не был. В том прежнем, троллейбусном, депо был, тем более что я учился в Историко-архивном институте (сейчас РГГУ. — «Москвич Mag»). В 1991 году нам отдали здание бывшей Высшей партийной школы КПСС (до революции — Университет Шанявского) — оттуда, сами понимаете, рукой подать. И вот старое депо я хорошо помню. Но раз все рекомендуют, то доберусь когда-нибудь и туда.

Вообще, честно говоря, я сам в рестораны не хожу. Вот если там назначена деловая встреча или проходит праздник, куда ты приглашен…  только так что-то и узнаешь. Этого явно недостаточно, чтобы считаться знатоком и говорить о предпочтениях.

В Москве лучше, чем в Лондоне, Париже, Нью-Йорке и других мировых мегаполисах…

Люди. Я, правда, в Нью-Йорке не был, а в других столицах бывал редкими наездами. Трудно говорить, потому что я там не жил, не знаю, чем дышат и живут люди. Но вот по ощущению такого гостеприимства, как у нас, я нигде не встречал. Я по работе бывал во многих европейских городах. У них нет традиции приглашать гостей к себе домой, угощать. В ресторан — да, но и то нередко чек раздельный, каждый за себя. У нас на такое обижаются.

Можно, конечно, сказать, что я уже седой человек и мыслю старыми категориями…  Но вот я так воспитан (и мои сверстники), что дорогого гостя надо напоить и накормить. Некоторых иностранцев это удивляет. Но мы так устроены, с душой нараспашку.

Я москвич в четвертом поколении. Мой прадед приехал в столицу в 1920 году. Уже могу считаться потомственным москвичом. Хотя есть горожане с древними корнями, даже с допетровских времен (например, создатель благотворительного фонда имени Третьякова Виктор Михайлович Бехтиев)…  Хорошо помню, что в 1970-е годы они воспринимали тех, кто приехал после революции, в начале ХХ века, с пренебрежением, мол, какие вы москвичи, так, понаехавшие. Коренными считались лишь те, кто был связан с Москвой еще при императорах.  

Теперь уже все в прошлом. Здесь жили и работали мои деды и прадеды. Отсюда уходили на фронт мой дед Титан и его брат Руслан Николаевич Кибовский, который погиб в январе 1944-го при прорыве блокады Ленинграда. Брат прабабки Леонид Иванович, работник Моссовета, вступил в 1-ю дивизию Московского народного ополчения и сгинул без вести в октябре 1941-го в Вяземском котле. В январе 1945-го в Германии погиб брат прадеда Иван Иванович Кибовский, его имя выбито на мемориале в Реутово. Это мой город по рождению, по традициям, по памяти, по «отеческим гробам». Бабушка на Новодевичьем лежит, дедушка — на Донском… 

Конечно, можно и должно гордиться архитектурой, памятниками, Кремлем, Красной площадью. Недавно добавились уникальные парк и концертный зал «Зарядье». Но главное — это, конечно, люди. Потому что именно люди каждый день развивают наш город, делают его лучше. Я, кстати, совершенно не разделяю снобизм, кто тут понаехавший, а кто нет. Для меня этой темы не существует. Москвичи — это не прописка, не паспортные данные. Для меня это все, кто живет в Москве и любит наш город, кто участвует в его жизни не на словах, а на деле. Хотя у нас многонациональный мегаполис, с этой точки зрения лично мне не важно, кто и где родился. Если ты живешь в столице, работаешь здесь и своей работой делаешь ее лучше, то ты наш земляк. И не имеет значения, есть ли у тебя постоянная регистрация. У меня больше вопросов к тем, кто рассматривает Москву лишь как коммерческий полигон для циничного зарабатывания любым путем без всякого уважения к городским традициям, какая бы прописка у них ни была.

Читать продолжение на Москвич Mag

О чем еще писали в этот день

Что тормозит комплексную застройку старых жилых кварталов в Сибири

Что тормозит комплексную застройку старых жилых кварталов в
Российская Газета

Деньги есть, но вы держитесь: нужно ли доставать заначку, чтобы взбодрить российскую экономику

Может, хватит копить и пора инвестировать? Разбираемся с
KP.RU

Прибеднились. Застройщики Петербурга вынуждены оптимизировать затраты

Себестоимость строительства в Петербурге выросла за последние 5 лет в полтора раза, констатируют эксперты рынка. При этом цены на первичном рынке за это же время увеличились лишь на 20%. Строители вынуждены затыкать дыры и оптимизировать затраты. Пока это удается делать без последствий. Запасы маржинальности по проектам, начатым 3–4 года назад, позволяли выживать большинству
DP.ru

Бывшую промзону столицы превратят из депрессивного района в город-сад

Бывшую промзону столицы превратят из депрессивного района в
Российская Газета

Жители Дубны в ожидании расселения. Потенциальный инвестор представил проект застройки территории

Дома по улицам Дачная, Интернациональная, Заречная в Дубне будут сносить. Сейчас к финалу приближается многолетнее обсуждение вопроса расселения жителей этих
TV 360

Исторические Арские казармы снесли в Казани

Исторические Арские казармы начали сносить в
TV 360

В Имеретинской низменности начали сносить четырёхэтажный самострой

В Сочи, в районе Имеретинской низменности рабочие приступили к сносу незаконно построенной
Московский Комсомолец