Меж двух огней

Меж двух огней
Права на изображения принадлежат изданию - источнику статьи

ЗДЕСЬ БУДЕТ ГОРОД-АД

В московских районах, которые власти намерены реновировать, проходят общественные слушания, где жителям сообщают о новой планировке обжитых кварталов. Вместо пятиэтажек – десятиэтажные высотки, а то и дома до сорока этажей. Жители опасаются, что в новых дворах не то что машину будет негде поставить – места для людей не хватит.

Вот комментарии адвоката  Станислава Станкевича  и московской активистки  Лады Юрьевой .

Станислав Станкевич:  Любому москвичу, который внимательно слушал представителей руководства города, было ясно, что они темнят. Собянин говорил про одну этажность, Хуснуллин – про другую, главный архитектор города Кузнецов вообще периодически менял показания, а сейчас он открыл нам, что основная цель реновации – не только улучшить жилищные условия, но и рационально использовать земли города. Рационально – это значит вразрез с законом, с утвержденными ранее нормативами и планировкой города.

Напомню, что москвичи в кварталах пятиэтажек приватизировали не только свои квартиры, но и общее имущество: к этому относилась и благоприятная окружающая среда, и территория, прилегающая к дому, и на единицу земли было определенное количество жителей, которое не могло увеличиваться в разы. Это была определенная советская инфраструктура, на которую сейчас будут сажаться все эти многоэтажки.

Я не понимаю, чем недовольны москвичи, ведь они сами голосовали за все это. Более того, со времен большого митинга в мае 2017 года крупных выступлений не было – значит, в целом всех все устраивало. Под программу реновации почему-то попали не только хрущевки, но и подозрительно много девятиэтажек, прилегающих к парку Кузьминки: там просто очень хорошее место для застройки.

Я думаю, москвичей ждет сюрприз, когда они узнают, как их будут переселять. Первые ласточки уже есть. На сайтах судов уже можно найти кучу заочных решений, когда собственников якобы надлежащим образом извещали, но без них выносили решения не только о лишении их собственности на квартиры в текущих домах, но и о принудительном признании за ними права собственности на какие-то другие квартиры, с которыми они явно не соглашались. Более того, к этим решениям прилагаются сделанные под копирку требования департамента к немедленному исполнению, то есть людей могут выселять из квартир еще до обжалования в апелляционной инстанции.

Марьяна Торочешникова:  Вроде как проходят публичные слушания, на которых с людьми должны обсудить, что построят в их районе, но никакого обсуждения нет, потому что решения уже приняты, и людей просто ставят перед фактом. Выходит, в этой ситуации невозможно ни на что повлиять?

Станислав Станкевич
Станислав Станкевич

Станислав Станкевич:  Выходит, что так. И стартовые площадки определяются еще до всяких слушаний. В районе Черемушки строятся два дома друг напротив друга, на месте специально отведенных мест для хранения автотранспорта, и никаких слушаний там точно не проходило. Для чего вообще тогда нужны слушания и этот архитектурный конкурс, когда, видимо, для отвода глаз приглашались именитые западные архитекторы? В стране, где право собственности незыблемо, за такое не только неминуемо лишили бы должности, но, возможно, было бы и уголовное преследование. Европейская конвенция предполагает, что ни государство, ни какие-либо группы не могут уничижать чужие права, а здесь мы видим, что главный архитектор считает: текущие права людей, которые они получили, приватизировав дома и земельные участки, текущие планировки, которые делались на основе санитарных нормативов, – это нерациональное использование земли. А кто он такой, чтобы переделывать чужие имущественные права?

Марьяна Торочешникова:  Лада, проходили ли в вашем районе публичные слушания?

Лада Юрьева:  Первая волна публичных слушаний прошла одновременно в шести районах, они начались 4 апреля и длились семь дней. Все как под копирку: на первом этапе делается экспозиция, где показывается проект, проектанты в управе должны объяснять, что именно будет происходить в районе. Но ни в одном районе не было предоставлено вообще никакой проектной документации, предлагалось оценивать эскизы и красивую визуализацию. Мы настойчиво пытались добиться от проектантов того, что они по закону обязаны представить на публичные слушания: проектной документации и конкретных цифр, но ни в одном районе не было представлено ни одной цифры.

Мы задавали очень конкретные вопросы: на сколько увеличится плотность застройки и плотность населения? Проектанты говорили, что они не знают, что плотность увеличится незначительно, максимум на 30%, и это входит в стандарты реновации, но гарантий они дать не могут. Мы говорили: "Хорошо, скажите, какое количество домов и квартир будет построено?" Они отвечали удивительные вещи: "У нас нет этой информации, потому что в ТЗ такого не было, там была задана только этажность, а количество квартир мы не рассчитывали".

Мы нашли на сайте госзакупок уже проведенные тендеры на выполнение проектной документации, в которых есть все данные. Причем эти заказы выполнены, акты приемки работ подписаны, там есть и количество квартир, и квартирография, и транспортные развязки, и увеличение плотности населения. И ни про какие 30% там, к сожалению, речь не идет, а по всем районам происходит увеличение в плотности как минимум в три раза.

Марьяна Торочешникова:  То есть не на 30%, а на 300% процентов! А вы, жители районов, можете сейчас каким-то образом на это повлиять? Законы РФ дают возможность законно вмешаться в этот процесс?

Лада Юрьева:  Есть такой инструмент, как публичные слушания, который, впрочем, носит рекомендательный характер: их результаты проектная комиссия, префектура может принять к сведению, а может не принять. Но даже в этом случае во всех районах шли массовые подтасовки. Не было обязательного предварительного публичного уведомления об этих слушаниях. Формально в местной газете был абзац о том, что "скоро у нас будут публичные слушания", и все.

Если дать этому реализоваться, то город ждет коллапс

Естественно, никто об этом не знал. Узнав практически случайно, за три дня до начала экспозиции, мы решили взять на себя работу префектуры и уведомить соседей о том, что такое грядет и хорошо бы нам принять в этом участие, выразить свое мнение. Мы печатали листовки, расклеивали их. Через два дня поступила команда из "Жилищника" моментально срывать эти листовки. Проектанты и префектура клянутся, что они рассмотрят все пожелания, в том числе и о снижении этажности. Мэр Собянин лично гарантировал, что будет не более 14 этажей. При этом во всех проектах есть доминанты и в 22, и в 25, и в 30 этажей. Обещали, что будет сохранена благоприятная среда, но это категорически не так: дворы без машин, парковок нет, разве что платные подземные парковки по полтора миллиона. При этом сносят детские сады, электроподстанции, все новостройки сажают на старые коммуникации, которые и сейчас уже работают на пределе своих мощностей. Я не знаю, что это такое: то ли осознанное вредительство, то ли вообще непонятно что. Но если дать этому реализоваться, то город ждет коллапс.

Марьяна Торочешникова:  Станислав, если власти не учтут предложения жителей на общественных слушаниях, будет ли у них хоть какая-то законная возможность повлиять на это решение?

Станислав Станкевич:  Они, конечно, учтут. Только нужно перевести с чиновничьего на русский. "Учтут" – это значит, что в заключении протокола публичных слушаний будет написано, что поступило такое замечание, а в соседнем столбце: "подумать" или "счесть нерациональным", или "это не предмет слушаний". Всегда так происходило.

Марьяна Торочешникова:  Что же делать людям сейчас?

Станислав Станкевич:  С помощью слушаний, в рамках массовых протестов удавалось останавливать отдельные проекты. Но невозможно остановить на публичных слушаниях такую масштабную программу имущественного передела, да еще поддержанную сотнями тысяч москвичей, которые выступали за, будучи введенными в заблуждение.

Марьяна Торочешникова:  А в судах?

Станислав Станкевич:  Тоже нет. В судах (и сейчас мы выходим в  Европейский суд ) можно добиться справедливости по отдельным делам, но не остановки программы в целом.

Марьяна Торочешникова:  Сейчас существует уже целых два законопроекта, которые предполагают распространение реновации на всю страну, один еще осенью прошлого года внесли в Госдуму депутаты Галина Хованская и Сергей Миронов, и совсем недавно такой же законопроект внесло в Думу Заксобрание Санкт-Петербурга. В последнем предлагается, чтобы регионы сами решали, по каким правилам они будут делать у себя эту реновацию. Хотя бы этому закону можно сейчас противостоять реновации?

Станислав Станкевич:  Я думаю, единственное, что может остановить реновацию, – это массовые протесты. Если все пойдет по тому сценарию, по которому идет сейчас, восстанут москвичи, потому что ничего другого им не останется. Сейчас уже есть первые решения по принудительному выселению в такие же по метражу квартиры, но только в гораздо более худших по качеству домах, с худшей квартирографией, где вся площадь увеличивается за счет коридоров. Сделка должна быть добровольной, а людей выкидывают принудительно, и право собственности за ними признается принудительно. Это вообще нонсенс!

Марьяна Торочешникова:  Вы сказали, что уже есть обращения в ЕСПЧ. Если он в обозримом будущем вынесет решение, оно может повлиять на историю с реновацией в целом?

Станислав Станкевич:  Я думаю, да. Наиболее вероятный тип жалобы – на принудительное признание права собственности на квартиру, которую собственник совершенно не хотел получать, да еще если это происходило в его отсутствие. А я подозреваю, как это делается: собственнику высылается телеграмма, и там есть отметочка, что человека нет, не удалось вручить ему уведомление, и суд рассматривает дело без него. И следует немедленное исполнение…

Марьяна Торочешникова:  Есть ли смысл бороться за что-то на этих публичных слушаниях?

Станислав Станкевич:  Бороться, разумеется, стоит: хотя бы для того, чтобы послать наверх сигнал о том, что уже нет такого благостного всемосковского одобрения улучшения жилищных условий, как это позиционируется властями. На текущем этапе это, может быть, ни на что не повлияет, но это очередной шаг в борьбе за свои права.

О чем еще писали в этот день

Реновация, или учитесь стравливать людей!

На улице Константина Федина идет круглосуточная стройка 31-этажных домов по программе реновации. Ночью шумят точно так же, как днем. Ночной шум стал доставать жителей 11-ой
LiveJournal

Экспозиция проектов реновации в управе Восточное Измайлово

Заявленная высотность домов от 10 до 25-ти Этажей. Дома планируют строить переменной
Форум Snos5.ru

Азбука реновации

Терминология реновации: как реновация изменила смысл привычных
TBCC-Реновация

Реновация в регионах развяжет руки недобросовестным застройщикам

Новые долгострои, многоэтажная застройка центров и другие риски Новые долгострои, многоэтажная застройка центров городов и невозможность продать вторичное жилье по хорошей цене — такие риски могут появиться при распространении программы реновации на всю Россию. Применять столичный опыт и в других субъектах предложили депутаты из Санкт-Петербурга — соответствующий законопроект 16 апреля внесен в Госдуму РФ. Условия программы при этом предполагается изменить в соответствии с особенностями...
Новые Ведомости

Реновация в регионах развяжет руки недобросовестным застройщикам

Новые долгострои, многоэтажная застройка центров и другие
Ура.Ru

Реновация в Москве: сверхуплотнение и дефицит соцобъектов

Очередные проекты реновации в очередной раз подтвердили справедливость утверждений о том, что истинной целью программы является, освоение бюджетных средств и коммерциализация московской земли.   Продолжают сбываться мрачные прогнозы, сделанные экспертами на старте
Regnum.ru

Алексей Златкин, Хозяева земли и народ, или о разности земельного правоприменения

Сами законы рассматриваются ими только как инструмент для достижения личных своекорыстных интересов и не как иначе. Даже если при этом будет страдать интересы всего остального
Эхо Москвы